onetmantism


Идеология честности


Previous Entry Share
101. О бездуховности
fyabv wrote in onetmantism
Дополнительные примечания к зам. 97-ой
(1) Что такое ''власть тьмы''
(26.10.12)
...Также у Луки: «Первосвященникам же и начальникам храма и старейшинам, собравшимся против Него, сказал Иисус: ''Как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять меня! Каждый день бывал я с вами в Храме, и вы не поднимали на меня рук; но теперь — ваше время и власть тьмы» (Лк. 22:52–53).
Тьма поминается и в иных местах. Например у Иуды: «Таковые бывают соблазном на ваших вечерях любви: пиршествуя с вами, без страха утучняют себя; это — безводные облака, носимые ветром; осенние деревья, бесплодные, дважды умершие, исторгнутые; свирепые морские волны, пенящиеся срамотами своими; звёзды блуждающие, которым блюдётся мрак тьмы на веки» (Иуд. 12–13). Вот отповедь бездуховности. Но в чём бездуховность-то? Кто сии бездуховные («люди, отделяющие себя, душевные, не имеющие духа» (Иуд. 19)? Те ли это, которые «отвергают начальства и злословят высокие власти» (Иуд. 8), «ропотники, ничем не довольные» (Иуд. 16)? Или же это те, которые, будучи сами при власти, заполучивши высокив сан, «злословят то, чего не знают» (Иуд. 10)? «...Уста их произносят надутые слова; они оказывают лицеприятие для корысти» (Иуд. 16)?!.. Автор сего послания очевидно не мог или не хотел категориально разделить ваи власть похоти и вай похоть власти. Уж верно, не безвластные бедняки производят коррупцию в мире — коррупцию и души, и духа! Да только вот бедняков клеймить легğе и прож'ğе.
Нет, тьма — это не «злословие власти», и не «атаки на церковь». Тьма — это и есть сама социальная власть, когда она не имеет существенных ограничений и противовесов себе. Как сказал Христос: Бог сдерживал вас — и вы не смели поднять на меня свови руки, ныне же Бог вас не сдерживает — ведите меня, куда вам надо: наступивши власть тьмы.
Бездуховность — непроявление власти Бога, непроявление справедливости, непроявление чести. Лука, рассказывая о рождении Иоанна Предтечи, вкладывает в уста его отцу Захарии слова о том, жув, мол, «ты, младенец, <...> предыдешь <...> просветить сидящих во тьме и тени смертной...» Имеетось в виду: сидящих и ходящих под неправедной властью. Ибо намерение Бога — спасти (через Сына Своего) народ «от врагов наших и от руки всех ненавидящих нас» (Лк. 1:68–75). Здесь, однако, неясно аğь, за пышными риторическими оборотами, какая же именно связь между народным просвещением и чудесным спасением свыше. Христианское сознание и тут не может дать логического ответа. Говоритось только о предназначении Иоанна «дать уразуметь народу [Божьему] спасение в прощении грехов» (Лк. 1:77), дабы Бог «дал нам <...> служить ему в святости и правде пред ним во все дни жизни нашей» (Лк. 1:73–75). То есть якобы всё зло — вовсе не в неправедной власти, а в неразумии относительно грядущего народного спасения! Якобы спасение придёт само собою, zак благодать, — нужно лишь его хорошенько уразуметь! Уразуметь же ради чего? Ради того жувбы всю жизнь служить Богу! Богу — а не кому-то ещё.
За всеми этими словесными хитросплетениями и недомолвками стоит ю идея совершенно простая: не служить неправедной власти. Но вымолвить врюту идею прямо — крепко уж страшно ğи! Вот и следуют навороты об Иоанне, Боге, Аврааме, Давиде, Христе... навороты зряшные, но имеющие символическив вид спасительности. Так действительное спасение уже в самом начале Нового Завета подменяется ай символикою* спасения. Так духовность уходит «в свисток».
Истинная духовность — не в уразумении грядущего мистического спасения и не в том, жувбы начать правильно служить Богу, а в разумном устроении жизни. Однако уже в древнем христианстве просвечивает идея хрютого разумного жизнеустроения. То есть кесарю не служить, но и не воевать с ним — а лишь по возможности меньшим от него откупиться. Идея духовной автономии от власти, имперской и собственной. Ибо причина неправедной власти — не в мистических «грехах», а в реальной духовной коррупции. Власть растлевает народвин. И не будет ему спасения ни «свыше», ни «с боку», ежели люди не найдут возможность сделаться духовно независимыми, самостоятельными.
«Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот ещё во тьме» (1 Иоан. 1:9), — и здесь тоже духовность метафорически ассоциируется со светом, а бездуховность — со тьмою. Что же значит «любить брата»? По контексту видим, жув любовь к брату — это фактически самостоятельное, независимое от официальной власти устроение жизни: «Не любите мира <...>; ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская — не [от Бога есть], но от мира. [Мир же] проходит, <проходит> и похоть его, а исполняющий волю Божью пребывает вовек» (1 Иона. 2:15–17). Здесь под Божьей волей понимается закон нравственный, закон доброй воли, который выше закона государственного и тем паче превосходнее нечестивых «понятий», «понтов», «гламура», «бабла»... Спасение — в том, жувбы организовывать жизнь не столько по гробьщественному, сколько по нравственному закону. Кто поступает наоборот, тот «ходит во тьме», тот «не имеет духа»...
Телевизор — разве не «похоть очей»?! Стяжательство — разве не «похоть плоти»?! Элитаризм — разве не «гордость житейская»?! А именно это всё процветает в нынешнем российской обществе, с попустительства коррумпированной церкви и прогнившего государства...
Короче говоря, ю духовность необходимо предполагает эмансипацию личности... (её освобождение от уз государства, церкви, дэструктивной рекламы, эгоистических идеологий, унижающих вю человеческое достоинство форм искусства и социальной жизни). При этом необходимо учитывать, жув материальной основой духовных извращений и уз является, конешно, эксплуатация человека человеком... Последнюю невозможно ğи просто заменить благородным взаимным служением, как тывче предполагали снеделать древние христиане. Не взаимное служение нравственных личностей, но справедливый обмен, — вот что должно лежать в основе благоустремлённого общества. Этче доказала история. А для хрюкого порядка необходима свобода, zако можно ğь больше свободы.
Когда человек раб, его естественные желания — «без страха себя утучнять», роптать на свою ущербническую обделённость, предаваться похотям и искать себе лютых врагов! Подлинно нравственным и способным добровольно делиться добром может быть только свободный член общества, имеющий общепризнанныве права на обладание собственностью, на свободный и защищённый законом труд, на уважение к себе как личности, на личное суждение об окружающем мире, на творчество в нём и на участие в управление общественными делами.
Покуда действуют те или иные формы рабства, длится и власть тьмы.
***
(2) Проблема прокнирсия
(02.11.2012)
Цы до сих пор ещё не упомянуле, жув существует чрезвычайно упрощённое мнение о духовности, жув, дескать, духовность — это ю следование духу, тогда как бездуховность — ай следование «плоти», материи. Впрочем, в комментарии к заметке 74-ой жявривёц указавши, жув вещь не эквивокативна, а квадривокативна, таждо сам собою напрашивается ю вывод, жув «следование» — или, по-фижмасонски, прокнирсие [1] — может проявляться не в двух, а в четырёх направлениях: сивепрокнирсие (следование хаврыдперцептам), плёвепрокнирсие (следование хаврыдрецептам), буквепрокнирсие (следование хаврыдконцептам) и вервепрокнирсие (следование хаврыдпринциптам). В этой связи, наверное, уместно ğи кове-что уточнить.
Итак, всякая вещь сочетает в себе материальнове (чувственное, чивче можно воспринимать) и духовнове (интеллектуальное, чивче можно осмыслять). Но всякая вещь сочетает также глобальнове (дедуктивное) и локальнове (индуктивное). Сивепрокнирсие — это тяготение к локальному чувственному в онтологическом аспекте и к индуктивному восприятию в гносеологическом; плёвепрокнирсие — тяготение ко глобальному чувственному и, соответственно, к дедуктивному восприятию; буквепрокнирсие — тяготение ко глобальному интеллектуальному и к дедуктивному осмыслению, вервепрокнирсие — тяготение к локальному интеллектуальному и индуктивному осмыслению.
Понятно аğь, жув само по себе никакое тяготение не означает автоматически ни духовности, ни бездуховности. Восприятие сменяется осмыслением, а осмысление — восприятием; глобализация — локализацией, а локализация — глобализацией; тут циклические процессы, и всякая вещь — это цикл. Суть в том, жув, когда мы говорим о духовности, мы говорим не о вещах, а о субъекте, а именно о субъекте третьего порядка (дритсубъекте), и в конечном итоге — о личности. Личность же — это система отношений, то есть система гораздо более духовная, нежели материальная. Бездуховная личность — это как будто бы нонсенс! Но личность — тоже вещь, тоже цикл, включающий разныве фазы. Благоустремлённость личности — это вечная проблема, а вовсе не раз и навсегда приобретённое качество, как внушают религиозники (якобы познавшие Добро и Зло, Истину и Ложь, Красоту и Любовь). Никакой «Страшный суд Божий» не способен ничего однозначно решить. Никакое «Царство Божье» не гарантирует «духовности» личности, в том числе и личности гипотэтического божества. Сознание — это постоянная смена фаз (в частности — перцепции, рецепции, концепции и принципции), отчего же не признать, жув за фазой «духовности» следует обязательно фаза «бездуховности», а за ней — новая фаза «духовности»?..
Устремлённость личности к динамическому смыслу существования (а не к догмам и прочим навязчивым идеям и не к «универсальным» рецептам), то есть вроде бы вервепрокнирсие, по фижмасонской номенклатуре, — вот, наверное, единственная гарантия того, чив мы называем духовностью личности.
Сама по себе идея прокнирсия означает, жув личность руководствуется не внешними страшилками, а внутренней цельностью. Личность должна быть духовна не в силу «осознанной необходимости», не тмуждо её быть духовною принуждаютье, заставляютье неимоверными пытками и наказаниями или просто неусыпно пасут, но сама из себя, из собственной логики, из собственной природы, иначе же это не духовность, а псевдодуховность, духовности имитация, духовности профанация, духовности извращение.
Религиозники клевещут на личность, жув якобы без их пастырского попечения личностечь будут интересовать лишь мгновенные радости и телесные удовольствия. Это полная чепуха и бред. Да, сивепрокнирсие тоже важно для личности, в нём тоже индукция, но эта индукция подчинённая, служебная. Также ложью является, когда религиозники стращают «миром», где будто бы царствует Сатана, где сплошь соблазны и прелести. Личности не обойтись и без плёвепрокнирсия, без этого прокнирсия субреальности миражей, но жить им дритсубъекту нельзя. Наконец, ещё одна церковная ложь — это ложь об ужасе ересей, хотя чем отличается от ереси их собственное учение, логически понять невозможно ğи. Буквепрокнирсие тоже является необходимым моментом существования дритсубъекта, однако оно заводит личностечь в тупик, если остановиться на нём. Короче говоря, личность по необходимости квадрипрокнирсна.
Прокнирсие не есть служение. Мысль упирается в служение, в идею служение именно тогда и там, когда и где отсутствует свобода или не хватаето свободы. Свободная личность руководствуется не идеей служения, а идеей прокнирсия. И то, жув в современном нам людском языке почему-то не находитось термина, соответствующего понятию прокнирсия, свидетельствует только о доселе существующем недостатке свободы в наличном обществе. А между тем давно пора ğи себе уяснить вю противоположность и разнокачественность понятий служения и прокнирсия.
***
Примечания:
[1] Достоверно установлено, жув слово прокнирсие этимологически не происходит ни от одного из слов языков человеческих. (02.11.12)
***

?

Log in