onetmantism


Идеология честности


Previous Entry Share Next Entry
95. Испугавшийся Хабермас
fyabv wrote in onetmantism
В дополнение к сказанному
(09.10.2012)
Нижеследующий комментарий, пожалуй, достоин статуса отдельной заметки.
(1) Идэнтичность вэрсус адэкватность
...Попалась полуграмотная статейка некого Александра Морозова «Юрген Хабермас о секулярном и религиозном» (2003). В ней, в частности, говоритось:
'''События 11 сентября и дискуссия о генной инженерии для Хабермаса лишь подтверждают, что просвещенческая самонадеянность разума , секулярного научного знания должна смениться гораздо более аккуратной позицией. Сколько бы этот разум не пытался присвоить себе авторитет и позу сакрального, — это безнадежная попытка. А это значит, по словам Хабермаса, что профанный разум должен все-таки испытывать уважение "к тому угольку, который воспламеняется всякий раз, когда поднимается вопрос о теодицее"…'''
http://www.archipelag.ru/geoculture/religions/religio-sekulario/consciousness-europe/
То есть знаменитый немецкий социолог Хабермас (выступивший 14 октября 2001-ого года в церкви святого Павла во Франкфурте-на-Майне с публичной лекцией "Вера и знание" / см. Ю. Хабермас. Будущее человеческой природы. Из-во "Весь мир", М./) не смог придумать ничего лучше, как лизать зад попам и муллам, несправедливо обвиняя светский разум в претэнзии на самосвятство и практически редуцируя его к сциентизму...
'''Новизна взгляда, который предлагает Хабермас, заключена в следующем. По его мнению, до недавнего времени, секулярное общество, основанное на либеральных принципах, требовало, что верующие граждане "раскалывали свою идентичность на публичную и частную составные части". И преполагалось, что голос религиозных сообществ будет услышан только в том случае, если они переведут свои религиозные убеждения на секулярный язык. Либеральная политика, как верно отмечает Хабермас, всегда стремилась внедрить секулярное самопонимание общества в головы верующих и строить диалог с ними на условиях того, что верующие сами себя излагают на секулярном языке. Хабермас считает, что два явления — 11 сентября и дискуссия о генной инженерии, — являются теми симптоматическими событиями, которые подвигают европейскую цивилизацию к другому подходу. Он напоминает о том, что язык религиозных смыслов не удасться без ущерба перевести на секулярные языки. И "секулярное большинство" должно теперь более чутко прислушиваться к религиозным смыслам, выраженным на их собственном языке.
Почему это так? Потому что, по мнению Хабермаса, подойдя вплотную к границе вторжения в собственную природу с помощью генных технологий секулярный человек, опираясь лишь на самого себя, не сможет найти никаких аргументов для того, чтобы остановиться на этой границе.'''
Нет, тут уж одно из двух: или вменяемый язык разума — или власть тьмы, «бесогонство» и костры инквизиции...
Хабермас, со своей топорной антилиберальной риторикой, очевидно лукавит. [1] Ни от кого не требуетось «раскалывать свою идэнтичность». Идэнтичность просто не должна выходить из границ адэкватности. И в гражданском обществе, где мотивация так важна, — конешно, тем более. Необходимо по справедливости признать, жув религиозность — это игра. И, уважая право человека играть в свои любимые игры, мы не должны подменять общие ценности ценностями частными, эвреальные — иллюзорными, дельные — игрушечными, полезные — вредными. Должна быть стойкая иерархия ценностей. Она вовсе не обязана оставаться неизменной, но она должна корректироваться только в направлении расширения свободы человеческой личности, а отнюдь не в сторону их сокращения; то есть в направлении фактического трэнда и смысла истории, а не поперёк им.
Человек всю дорогу «вторгался в собственную природу»! Культура не существует отдельно от натуры, и развитие культуры — это всегда экспансия культурального в натуральное... А религиозные табу и предписания — это разве не вторжение «в собственную природу»?! Человек так или иначе, но обречён вторгаться туда. Это вопрос его выживания и его статуса в будущем технотронном мире. Человек — искусственное существо, плод развития биоразума. Об этом же говорит и Митрошенков в главе о духовной деятельности: '''Духовная деятельность есть основа духовной жизни общества. Духовная деятельность — форма активного отношения человеческого сознания к окружающему миру, результатом которого являются: а) новые идеи, образы, представления, ценности, воплощающиеся в философских системах, научных теориях, произведениях искусства, моральных, религиозных, правовых и иных воззрениях; б) духовные общественные связи индивидов; в) сам человек.''' То есть человек творится сознанием. Человек — это подлинно «тварь». Но не в религиозничьем понимании, где мистический Дух притчеобразно поставлен вне человека, а zак создание собственного своего «духа», возникшего и функционирующего вполне естественным образом.
Отрицать необходимость и саму действительность трансформаций природы человека — это, конешно же, стагнационерство, убогое стагнационерство. Если продолжить гавту мысль, zув неизменность этой природы вытекает из однократного акта её сотворения Господом Богом, из чего же ещё-то? И запрет на её улучшения вытекает из постулата о том, жув невозможно ğи сделать ничего лучше, нежели сделал всемудрейший Господь, либо, даже если улучшения в принципе не исключены, они явились бы нарушением авторских прав Всевышнего Владыки, что недопустимо в юридическом плане. С религиозной тозры, не только авторские права на человека, но и сами люди являются чьей-то неприкосновенной собственностью, причём понимаемой архилиберально, ибо Собственник вправе делать со своим имуществом всёчь чив угодно ğь. Такое вот «царство божье» шиворот-навыворот. Шиворот-навыворот потому, жув повторяет древнеиудейский миф и отрицает базовую идею христианства, где Царство Божье — это царство Сознания, а вовсе не домысла; Искренности и Честности, а не вовсе не обмана и лицемерия; Свободы, а вовсе не рабства... Таким образом, концепции, подобные взглядам Хабермаса в изложении упомянутого А. Морозова, являют собой безнравственность в христианском смысле и нелепость в смысле практическом. Человек обязан развиваться, а не быть засиженной мухами страждущей скотиной, тупо ожидающей, когда её спасёт Господь Бог.
А «прислушиваться» к юзаным «смыслам» церковных ретроградов, шантажирующих общество, — это ведь то же самое, что сажать каждого фундаменталиста и тэррориста, едва он пригрозит тебе бомбой, в президентское кресло... Современное общество не вправе позволять себе такую безмерную роскошь, такую чудовищную профанацию духовности... Последняя не вянет и не чахнет, как кажетось кому-то, в том числе из философов (а философы — тоже люди, со своими слабостями, пристрастиями и бзиками), — нет, духовность в настоящее время весьма интэнсивно развивается; вот это, очевидно, и не устраивает тех, кто посягает на исключительное обладание ею и соответственное присвоение монопольной ренты.
Надо помнить, жув против непереводимого на рациональный язык «языка религиозных смыслов» в своё время выступил сам Иисус Христос, призвавший отрешиться от религиозного лицемерия и встать на путь нравственности, на путь личного этического выбора.
(2) Штурмовики антихриста
Хабермаса можно понять в том смысле, жув христиан в Германии преследовали гитлеровцы. (Об этом можно прочесть в журнале «Дилетант»: http://www.diletant.ru/articles/6544074/). После победного окончания войны с Советским Союзом национал-социалисты планировали развернуть операцию по ликвидации христианства в Третьем Рейхе, последовательно заменяя его формальным нэоязычеством, а по сути — поклонением Партии. Историческая память об этой угрозе преследует таких западных мыслителей, как Хабермас.
Различие между Германией и Россией заключается в том, жув в России отсутствует достойный противовес религиозной духовности в лице духовности светской, какой имеется в современной Германии. Российская религиозная духовность — это духовность государственная, официозная, а тем самым — полуязыческая, склонная к фашизации. Русское православие отчасти напоминает прогитлеровское движение «немецких христиан», являвшихся в своё время как бы тактическим компромиссом между христианством и нацистским культом Партии. Про них в статье Александра Самсонова сказано так: '''«Немецкие христиане» называли себя «штурмовиками Иисуса Христа» и подражали СА до такой степени, что их пасторы являлись на проповеди в форме штурмовиков. Фактически «немецкие христиане» превратились в праворадикальную военизированную секту. Их численность была небольшой – не более 2% от всех протестантов Германии, однако благодаря своей агрессивности и наглости, они были заметны. // Довольно быстро «немецкие христиане» стали редактировать Библию''', и т.д. Гундяевцы покамест не редактируют Библию, но «жидов» и всех инакомыслящих уже сейчас ненавидят неслабо... В сегодняшней России не фашистская суперпартия борется с церковниками, но церковники сами норовят стать фашистскою, тоталитарною суперпартией.
Бандитам в рясах удобно ğи и выгодно ğи представлять себя не гонителями, а гонимыми; не агрэссорами, а жертвами нападений; не ворами, а теми, кто ловит вора; не волками, а нежными агнцами. Но не то же ли самое делал и «фюрер германской нации», когда обосновывал свои притязания на власть над всем миром угрозой немцам со стороны евреев и иных низших рас. Не так же ли поступал и советский «гений всех времён и народов», когда готовился к захвату мира под предлогом защиты мучимого буржуями пролетариата и ограждения собственных подданных. Гавти гонители всего человеческого так проникаются сознанием собственной правоты, жув страдают манией преследования не меньше, чем те, кому они её внушают своей пропагандой...
Что означает «выражение религиозных смыслов на их языке»? Это означает желание ярых клерикалов навязать обществу свои (корпоративные) правила игры, свои (ложные) критэрии истины (такие как слепая вера и преклонение перед сакральными авторитетами), свои (догматические) представления о человеке, о смысле его жизни, о мире, об обществе и так далее. Это навязывание себя клерикалами в роли вечной «духовной элиты» человечества, с требованием вечно платить себе дань.
Секуляризация — отнюдь не результат происков «врагов церкви», козней Дьявола, заговора жидо-масонов и прочего, чив пытается «внедрить в головы» церковные пиарщики и погромщики, а явление вполне естественное и законное, и справедливое, и нечего тут «духовно», что называется, мозги засирать! <Секуляризация — единственный путь изживания духовного шулерства.> Человечество не может вечно жить детскими сказками и верить в Деда Мороза. На примитивном языке сказок невозможно ğи изъяснить ни современную науку, ни технологию, ни саму жизнь. Если реальная жизнь враждебна церковникам, zув тем хужğе для ай церковников, кои должны умерить свои волчьи аппетиты в торговле «духом святым». Дед Мороз уместен на новогоднем утреннике, там и его сказочный язык будет к месту, но артиста, обрядившегося в одежду Деда Мороза и на почве белой горячки утратившего рассудок, никто не назначает за это ни министром, ни парламентарием, ни судьёй. Отчего же страной должны править какие-то братки, обрядившиеся в рясы и ненавидящие человеческий разум, и особенно — разум чужой? Отчего они всех заставляют куковать и брехать на дремучем своём жаргончике?! Если это происходит, значьто, что-то очень неладно с данной страною...
Нет, идэнтичность Деда Мороза не «раскалывается» от того, жув рано или поздно массовику-затейнику приходитось снять с себя побитый молью новогодний костюмчик. Она «раскалывается» тогда, когда под дед-морозовскими шмотками обнаруживается тэррористическая взрывчатка и вовсе не игрушечные стрелялки...
***
Примечания:
[1] Я, конешно, не отождествляю Хабермаса с недоучкой, изложившим его позицию на языке родных русских осин, но что-то мне подсказывает, жув изложенному можно верить. (09.10.12)
***

?

Log in